00d4de48

Алданов Марк - Азеф



Марк Алданов
Азеф
I
В марте 1893 г. Департамент полиции получил по почте из Германии
коротенькое заказное письмо.1
1 Письмо это было найдено в 1917 г. в архиве Департамента полиции Б. И.
Николаевским, одним из лучших знатоков истории русской революции, и им
впервые напечатано с превосходным выяснением подробностей. Письма Азефа, еще
не появлявшиеся в печати, взяты мною в архиве, любезно предоставленном в мое
распоряжение В. К. Агафоновым, который в свое время разбирал дела
департамента и охранных отделений.-- Автор.
Неизвестный человек, подписавшийся "готовый к услугам покорный Ваш
слуга", предлагал департаменту давать сведения о кружке учащейся молодежи в
Карлсруэ и о намечавшейся в этом кружке посылке в Россию нелегальной
литературы. Адрес для ответа был указан за литерами В.Ш., poste restante.2
2 До востребования (франц).
Письмо не вызвало большого интереса в Департаменте полиции. Кружок
учащейся молодежи в Карлсруэ, по-видимому, не слишком его беспокоил. Ответ,
довольно краткий, был дан только через пять недель. Департамент небрежно
сообщал, что о существовании и деятельности кружка в Карлсруэ ему известно.
Впрочем, не отказывался от услуг корреспондента, но предлагал ему
предварительно назвать свое имя и сообщить, может ли он давать точные
сведения о транспортах литературы "с указанием, когда, куда, каким путем, по
какому адресу и через кого именно они пересылаются". Департамент обещал
"солидное вознаграждение" и гарантировал полную тайну.
Письма такого рода, вероятно, довольно обычны в практике всех полиций
мира. По форме они немного напоминают брачные объявления, которые ежедневно
можно найти в лучших немецких газетах: одна сторона заявляет о своем
интересе к другой, но просит сначала сообщить точные данные о приданом и
заодно прислать фотографическую карточку.
Обязательная добавка "Diskretion verlangt und garantiert".3 Или же, еще
благороднее, "Diskretion Ehrensache".4
3 "Тайна гарантируется" (нем.).
4 "Соблюдение тайны -- дело чести" (нем.).
Неизвестный корреспондент, однако, не спешил прислать свою
фотографическую карточку Департаменту полиции. Он тоже немного подождал, а
затем, снова без подписи, ответил весьма деловитым письмом, где объяснял,
что именно он намерен сообщать. Размер требуемого приданого, довольно
скромный, он указывал точно: "ежемесячное вознаграждение не меньше 50
рублей". Кроме того, корреспондент просил оторвать и прислать ему кусок его
первого письма в доказательство того, что ответ исходит действительно от
Департамента полиции (письма ведь иногда и пропадают, даже заказные). Буквы
указывал новые: И. С.
Не буду останавливаться на подробностях переписки. Скажу только, что
победа осталась на стороне департамента. Как искатели приданого печатают
объявления сразу в нескольких газетах, так и готовый к услугам корреспондент
обратился, кроме Департамента полиции, еще и в жандармское управление своего
родного города, Ростова-на-Дону. Пишущих машин в то время не было и Донское
жандармское управление по почерку выяснило, что письмо из Карлсруэ написано
мещанином Е. Азефом, сыном очень бедных людей, недавно учившимся в
ростовской гимназии. Этот молодой человек занимался на юге "рабочей
пропагандой" и уже пользовался у розыскных властей некоторой известностью, о
характере которой, однако, нелегко судить. По сообщению начальника Донского
жандармского управления Страхова, товарищи Азефа, "выманив у него чужие
деньги, поставили его в необходимость бежать за границу".



Назад