00d4de48

Акунин Борис - Алмазная Колесница. Том 1



det_history Борис Акунин Алмазная колесница. Том 1 «Алмазная колесница» издана двухтомником, причем оба тома помещаются под одной суперобложкой. Это четвертый (пропущенный) роман цикла «Приключения Эраста Фандорина».

Действие в первом томе происходит в России в 1905 году, во втором томе – в Японии в 1878 году.
1905 год, идет война с Японией и уже случился разгром у острова Цусима. А в самой России в разгаре тайная война – шпионаж и диверсии на железной дороге, ведь достаточно перекрыть Транссиб и армия обречена.

За безопасность магистрали в качестве вольного консультанта отвечает Эраст Фандорин. И именно ему предстоит занятся поимкой куприновского штабс-капитана Рыбникова – неуловимого японского шпиона.
А предыстория и разгадка первой книги, написанной по канонам хокку, в прошлом – в 1878 году в Японии, куда молодого Фандорина назначают вице-консулом.
ru Black Jack black_jack@inbox.ru FB Tools 2003-12-28 http://www.aldebaran.ru/ Chaus UnLimited F0AA4537-8A22-440B-B108-AE07D289FF7C 1.1 Борис Акунин. Алмазная колесница. В 2 томах. Том 1 Захаров Москва 2003 5-8159-0370-1 Борис АКУНИН
АЛМАЗНАЯ КОЛЕСНИЦА
ТОМ I
ЛОВЕЦ СТРЕКОЗ
Россия. 1905 год
Автор благодарит за помощь К.Н. и Л.Е.
КАМИ-НО-КУ
Слог первый, имеющий некоторое отношение к Востоку
В тот день, когда ужасный разгром русского флота у острова Цусима приближался к концу и когда об этом кровавом торжестве японцев проносились по Европе лишь первые, тревожные, глухие вести, – в этот самый день штабс-капитан Рыбников, живший в безымянном переулке на Песках, получил следующую телеграмму из Иркутска: «Вышлите немедленно листы следите за больным уплатите расходы».
Штабс-капитан Рыбников тут же заявил своей квартирной хозяйке, что дела вызывают его на день-на два из Петербурга и чтобы поэтому она не беспокоилась его отсутствием. Затем он оделся, вышел из дому и больше уж никогда туда не возвращался.
День у Василия Александровича поначалу складывался самым обычным образом, то есть ужасно хлопотно. Доехав на извозчике до центра города, далее он перемещался исключительно пешком и, несмотря на хромоту (штабс-капитан заметно приволакивал правую ногу), успел посетить невероятное количество мест.
Начал с комендантского управления, где разыскал письмоводителя из учетно-транспортного отдела и с торжественным видом вернул ему занятый третьего дня рубль. Потом наведался на Симеоновскую площадь, в Главное управление казачьих войск, справиться о ходатайстве, поданном еще два месяца назад и увязшем в инстанциях.

Оттуда переместился в Военно-железнодорожное ведомство – он давно добивался места архивариуса в тамошнем чертежном отделении. В тот день его маленькую, суетливую фигуру видели и в Управлении генерал-инспектора артиллерии на Захарьевской, и Управлении по ремонтированию на Морской, и даже в Комитете о раненых на Кирочной (Рыбников никак не мог получить справку о контузии в голову под Ляояном).
Повсюду юркий армеец успел примелькаться. Служащие небрежно кивали старому знакомому и поскорей отворачивались, с подчеркнуто озабоченным видом углубляясь в бумаги и деловые беседы. По опыту было известно, что если штабс-капитан привяжется, то вымотает всю душу.
Василий Александрович некоторое время крутил стриженой башкой, шмыгал сливообразным носом – выбирал жертву. Выбрав, бесцеремонно садился прямо на стол, начинал раскачивать ногой в потрепанном сапоге, размахивать руками и нести всякий вздор: о скорой победе над японскими макаками, о своих военных подвигах, о дороговизне столичной жизни. Послать его к черту



Назад