00d4de48

Аксенов Василий - Сундучок, В Котором Что-То Стучит



ВАСИЛИЙ АКСЕНОВ.
СУНДУЧОК, В КОТОРОМ ЧТО-ТО СТУЧИТ
Современная повесть-сказка без волшебства, но с приключениями
ПРОЛОГ
Даже в час пик на Невском проспекте в самой яркой, самой живописной
толпе вы, конечно, заметите моего героя. Казалось бы, вполне обычный
мальчик, в скромном джинсовом костюме, рослый, крепкий, румяный мальчик,
каких сейчас тысячи; подросток на грани юношества, скромный и спокойный
мальчик, но чем-то он, безусловно, остановит ваш взгляд, и вы даже несколько
секунд будете смотреть ему вслед.
Походкой ли, глазами ли, взметнувшейся ли под порывом невского ветра
шевелюрой, какой либо мимолетностью, но мальчик этот напомнит вам что-то
таинственное и сокровенное из вашей собственной жизни, что-то, чего вы сами,
возможно, никогда и не пережили, но о чем, может быть, вы читали, или
мечтали, или то, что вы видели во сне, - словом, вы сразу поймете, что мимо
вас прошел герой приключенческой книги.
Полное имя этого мальчика - Геннадий Эдуардович Стратофонтов.
ГЛАВА I,
в которой зарождается новая повесть со старыми героями
Была белая ночь жаркого зрелого июня, такая традиционно прекрасная,
такая белая, пустынная, такая... ах, такая... когда я, автор этой книги,
приехал в Ленинград на автомобиле. Усталый после семисоткилометровой дороги,
я медленно катил по улицам любимого города, где когда-то с жаром проводил
свою юность. Почти каждый мост, почти каждый перекресток здесь напоминал мне
что-нибудь: иногда хорошее, иногда не очень, иногда какое-то чрезвычайно
важное событие, которое теперь не стоило ни гроша, иногда какую-нибудь
ерунду, которая теперь, спустя столько лет, очень волновала.
Приближалась полночь. Улицы были почти пусты. Редко проезжал освещенный
троллейбус с двумя-тремя читателями вечерних газет, иногда такси, иногда
машины с европейскими номерами. Почти все светофоры были уже переведены на
желтое мигание, и я без остановок докатил до Центрального телеграфа, что на
улице Герцена рядом с аркой Главного штаба. Здесь мне надо было остановиться
и позвонить в Москву близким людям, сообщить о благополучном прибытии.
Какое, право, замечательное достояние цивилизации - междугородний
кабельный телефон! Да, безусловно, это замечательное достижение, которое
приносит людям только пользу, соединяет души через огромные пространства и
не загрязняет окружающую среду.
Опускаешь кучку монет в узкую щель, отщелкиваешь одним пальцем
единичку, потом набираешь номер (другого города!) - щелк-щелк! - и вот уже
близкие люди слышат твой голос через семьсот километров, и слышимость по
ночам великолепная.
- Ну как там ночь? - спросили близкие люди. - Действительно, белая?
- Белая, - сказал я. - Фантастическая пустынность светлых улиц.
- Я тебе завидую, - сказали близкие люди. - Какой ты всегда хитрый!
Вечно выбираешь себе что-нибудь получше.
- Завидуй, завидуй, - подразнил я близких людей. - Поклацай зубами от
зависти.
Близкие люди начали клацать зубами и клацали долго, самозабвенно и
совсем мне уже не отвечали. К счастью, монеты кончились и автомат погас.
Вот еще одно из замечательнейших качеств современного междугородного
телефона: одна пятнадцатикопеечная монета включает его не более чем на
тридцать секунд. Особенно-то при таких условиях зубами не поклацаешь.
Я прошел по гулкому кафелю Центрального телеграфа, бормоча себе под нос
одну из песенок Гершвина. Почему-то всегда после таких разговоров хочется
погудеть себе под нос что-нибудь из Гершвина.
Я вышел на ночную улицу и не узнал ее. Пусты



Назад